Герб РФ
РОССИЙСКО-АБХАЗСКИЙ ДЕЛОВОЙ СОВЕТ
Russian-Abkhasian Business Counsill
 
Герб Абхазии
 
Туризм и Отдых в Абхазии
Правительство РФ
Посольство РФ в республике Абхазия
Минэкономразвитие
Информация
Торгпредство
Таможня РФ
Торгово-Промышленная Палата РФ
Национальный Фонд Социальных программ РФ
Культурно-деловой центр Республики Абхазия
Торгово-Промышленная Палата Республики Абхазия

Наша страница в

Тенгиз Тарба: без понимания нашей природы невозможно понять традиции

 

Тенгиз Тарба: без понимания нашей природы невозможно понять традиции

Автор и руководитель проекта "Горная Абхазия / Времена года" Тенгиз Тарба рассказал в интервью Sputnik об особенностях нового проекта и о первых научных исследованиях, проведенных в горах Абхазии.

О результатах первой из пяти запланированных зимних экспедиций и о главных идеях проекта рассказал в интервью Sputnik автор проекта "Горная Абхазия / Времена года" Тенгиз Тарба. Беседовала Наала Авидзба.

— Готовясь к экспедиции, вы прорабатывали разные ситуации, в которых может оказаться команда. Все ли удалось предусмотреть?

— Перед нами было много задач. Это была первая экспедиция, и нам нужно было протестировать все то, что мы подготовили. Это теплоизоляция, и в целом обеспечение тепла для команды. С какими-то задачами мы справились, какие-то нам предстоит еще решить. Например, при температуре минус 14 градусов мы пока не смогли обеспечить комфортное существование команде. Нам пока неизвестно, как долго можно жить при температуре минус 14, не заболев.
Горная Абхазия

Кроме того, мы не знали, как будет вести себя оборудование. У нас большое количество съемочной техники, а также ноутбуки, спутниковая связь и спутниковый интернет. Нужно было понять, как правильно хранить объективы, фотоаппараты и ноутбуки. Мою идею спрятать их в спальные мешки на ночь ребята не разделили, сказав, что техника продержится. На следующий день все оборудование покрылось инеем, потому что все-таки у нас высокая влажность. Много таких нюансов, которые мы отрабатывали, и, слава Богу, ничего не испортили, все работает.

— У вас за плечами 32 горные экспедиции, и вас сложно чем-то удивить. Какой-то новый опыт вы приобрели в этот раз?

Много нового интересного опыта. Например, отсутствие рельефа. Я об этом знал, но столкнулся сам в первый раз. Ты идешь и видишь только белое полотно. Лишь едва различаешь место, где начинается небо, которое тоже белое. Невозможно было понять близко это или далеко, вниз или вверх пойдет дорога, очертания которой находили напарники, лыжами рисуя рельеф местности.

— Чем проект "Горная Абхазия / Времена года" уникален и нов для республики?

— Скажем, научные исследования. По словам нашего метеоролога-лавинщика, который исследует снежный покров, этого не делалось и в советское время. Если мы предлагаем развитие зимних видов туризма, мы должны понимать степень лавинной опасности. Проект "Горная Абхазия" заявляет, что мы уже сейчас можем предлагать зимние виды туризма в Абхазии. Взять, например, ски-тур. Это относительно доступный вид спортивных развлечений, хотя и тяжелый. Чтобы заниматься ски-туром, достаточно купить специальные широкие лыжи, которые не дают проваливаться в снег. Правда, нужна определенная физическая подготовка, и можно наслаждаться горами Абхазии. Таких направлений очень много, и некоторые из них не требуют вообще ничего. Нужно просто заявить миру, что Абхазия - это, оказывается, еще и зимний туризм.

Мы предлагаем что-то миру и должны понимать, что мы ему предлагаем. По каждому конкретному направлению и по каждому конкретному месту нам нужно знать, с чем столкнется человек. Мы должны на себе все это испытать, чтобы понимать, с чем столкнутся туристы, которые сюда приедут.

— Горнолыжные виды спорта – занятие не безопасное. Что заставляет людей заниматься ими?

— Конечно, есть опасность. Нужно ее учитывать и понимать свои возможности. Люди выбирают экстремальные виды спорта не потому, что кто-то хочет рисковать своей жизнью. Мы поднимаемся в горы, на вершины, потому что там невероятно красиво и это дает те эмоции, которые невозможно получить, находясь в городе.

— Горная Абхазия – это сложный и хрупкий экологический комплекс. Не нанесет ли ущерба экологии гор активный поток туристов?

— Безусловно, если я, как автор проекта, продвигаю эти идеи в мир, я чувствую на себе ответственность. Для меня крайне важна экология. Только с учетом этого я и предлагаю развивать горный туризм. Рядом с нами находится Красная поляна, горный кластер очень серьезного уровня. В ближайшей перспективе в Абхазии не смогут построить такой серьезный горный туристический центр. И не нужно за этим гнаться. В том и дело, что развитие тех направлений, которые мы предлагаем, возможно без инфраструктуры. Занимаясь ски-туром, человек не наносит вреда природе. Машина подвозит туристов к снегу, и, предположим, через неделю забирает.

Для меня самое главное – это развитие в Абхазии именно экологического горного туризма как зимнего, так и летнего. Запрещать – неправильно. Нужно стать проводниками в этот мир и уже там объяснять все правила того, как турист должен вести себя в горах. По окончании зимней части эскпедиций мы планируем дать экспертную оценку и представить то, как мы видим развитие горного туризма зимой, именно в его экологической части.

— Во всех экспедициях, как правило, случаются непредвиденные забавные ситуации. Происходило ли с вами что-то подобное?

— Были такие моменты. Бывают и ошибки, но мы их вытягиваем за счет опыта. Для нас, например, стало неожиданностью, что горностай не испугается подойти так близко. В метре от нас находился "холодильник". Вернее это был шурф, сделанный нашим лавинщиком для определения уровня лавинной опасности. В момент появления горностая я находился на озере Мзы. Мне сообщили по рации, что зверек унес восемь килограммов мяса. По всей видимости, их было несколько, и поскольку у них не хватило сил перенести все, часть еды они закапывали по пути. По следам их лапок команда нашла часть мяса, спрятанного горностаями.

— Горные экспедиции всегда сопряжены с определенным риском. Обошли ли вас стороной опасности?

Рядом с нами прошла лавина. Это было не в районе базового лагеря, а на озере Мзы. Места для базовых лагерей мы выбираем так, чтобы никакого риска вообще не было. Лавина прошла в ста метрах от нас, и на самом деле это достаточно далеко. Я думаю, она не докатилась бы до нас, даже если была бы в два раза больше.

— Есть ли ощущение того, что проект выйдет за рамки десяти экспедиций и вообще за пределы Абхазии?

— Проект уже вышел за пределы Абхазии даже по его информационному освещению. Наш официальный информационный партнер международное информационное агентство "Россия сегодня". Это многомилионная аудитория. Три телевизионных региональных канала России будут показывать наши передачи. Приднестровское государственное телевидение показывает наши передачи. Далее у нас запланированы выставки в Европе, на которые нас приглашают. Пока могу сказать, что это будет не одна и даже не десять выставок.

— Проект объединяет творческие и научные идеи. А что он представляет для вас в более широком значении?

— Для меня самая главная задача, чтобы наша молодежь и мое поколение осознали, в какой стране мы живем. Мне очень хочется, чтобы проект Горная Абхазия своими фотографиями и видео помогал осознавать, насколько наша страна уникальна и красива.

Необходимо создание экспертных групп внутри самой Абхазии. Если мы – центр мировой спелеологии, у нас должны быть одни из лучших команд спелеологов в мире. Если в Абхазии уникальная горная природа и сотни эндемиков, у нас должны быть экспертные группы, которые могут показать и рассказать всему миру о горной Абхазии.

Еще очень важный момент – наша земля формировала наши традиции и без понимания нашей земли и природы невозможно понимание традиций. Мне очень хочется, чтобы проект, в первую очередь, затянул в горы наших граждан, чтобы, наконец, пазл сложился, настроился внутренний механизм.